Он САМЫЙ БЕЗОРУЖНЫЙ из всех существ


Он САМЫЙ БЕЗОРУЖНЫЙ из всех существ

… Это правда, Танкред. Есть и другие. И я много думаю о них, поверь мне, — сказал Франциск. — Но нельзя помочь людям обрести евангельскую кротость и терпение, если бить кулаками всех тех, кто не разделяет нашего мнения.

— А что ты скажешь о гневе Божьем? — парировал Танкред. — Бывает священный гнев. Христос бичом изгнал торговцев из храма. Иногда необходимо поступать так же, несмотря на поднимающийся шум. Это тоже значит подражать Христу.

Танкред повысил голос. Он воодушевился. Он говорил со страстью, энергично размахивая руками. Лицо его покраснело. Он порывался встать. Но Франциск положил ему руку на плечо и удержал его.

— Вот что, брат Танкред, послушай меня, — сказал он спокойно. — Если бы Господь хотел изгнать от Себя все нечистое и недостойное, многое ли, по-твоему, удостоилось бы Его милосердия? Он бы смел всех нас, мой бедный друг, как и остальных. Между людьми нет такой уж большой разницы. К счастью, Бог не любит выметать все подчистую. Именно это нас спасает. Он выгнал однажды торговцев из храма. Он это сделал, что бы показать нам, что Он может это сделать, и что Он — хозяин в Своем доме. Но, заметь, Он сделал это всего один раз, и как бы играя. После чего Он предал Себя в руки преследователей. Этим Он показал, в чем состоит долготерпение Божие — не в неспособности жестоко наказать, а в непрекращающейся воле любить …

— Но в мире, — возразил Танкред, — есть также грех и зло. Мы не можем их не видеть. Мы не имеем права оставаться безразличными. Горе нам, если из-за нашего молчания или бездействия злые укрепятся в своей злобе и победят!

— Это правда, мы не имеем права оставаться безразличными к злу и ошибкам, — ответил Франциск. — Но мы не должны раздражаться или приходить из-за этого в смятение. Наше раздражение и смятение мешают не только нашему милосердию, но и милосердию других. Надо смотреть на зло и ошибки так, как это делает Бог. Именно это и сложно. Ибо там, где мы видим ошибку, заслуживающую осуждения и наказания, Бог видит прежде всего несчастного человека, нуждающегося в помощи. Он — Всемогущий, но в то же время и самый кроткий, самый терпеливый среди живущих. Бог не злопамятен, даже когда творение восстает против Него, для Него оно всегда остается Его детищем. Конечно, Он мог бы его уничтожить. Но разве Бог получил бы удовольствие от разрушения того, что Он Сам создал с такой любовью? Все, сотворенное Им, всегда остается неразрывно связанным с Ним.

Он САМЫЙ БЕЗОРУЖНЫЙ из всех существ перед Своими же созданиями. Как мать перед своим ребенком. В этом секрет того огромного терпения, которое иногда смущает нас. …

«Мудрость Ассизкого бедняка» — брат Илия Леклерк


Старцы

 

Сознание
Голограмма, как лик Вселенной
Почему я вегетарианец?